Stanislav Pi (elbruto) wrote,
Stanislav Pi
elbruto

  • Mood:
  • Music:

киКиморские леса

Средь мира дольнего
Для сердца вольного
        Есть два пути.
Взвесь силу гордую.
Взвесь волю твердую:
        Каким идти?
Некрасов Н.А. "Кому на Руси жить хорошо".



    

    Давным-давно, когда трава была зеленее... хотя тогда она была белее, потому что дело было прошлой морозной осенью, мой приятель Костя, живописал мне идею одного хитрого маршрутика по глубинным тропам Тверской области, который он собирался преодолеть с командой. По мотивам его рассказа я набросал ниточку маршрута и отложил на полку, в самый дальний угол, чтобы он отлежался, заматерел, миновал пору ошибок юности и явился на свет повзрослевшим и возмужавшим. И вот как раз на позапрошлой неделе он случайно попался мне на глаза. А учитывая, что понижайка начала ржаветь, задняя блокировка грозила карой небесной за долгий простой, то требовалось их срочно выгулять, да и колеса было необходимо прополоскать в жидкостях сомнительной чистоты перед долгим зимним отдыхом, поэтому решили, что тот самый час настал.

    > Наступление осени чувствуется особенно хорошо за городом.


    Придумывать сложную вводную для этого мероприятия не стали, тем более что и формат поездки до последнего был совершенно непонятен - то-ли прокатимся по асфальту, то-ли прокатимся вдоль реки по полевой дороге, а может быть еще какой нибудь интересный поворот подкинет дорога уже в пути. По этой-же причине не имел совершенного никакого желания тащить народ на непрокатанный маршрут, но народ не смутила перспектива первопрохода и потенциально возможного "заднехода", поэтому почти сразу-же набились в компанию два энтузиаста по части преодоления бездорожья - наш старый знакомый, с кем мы ездили в Вологодское путешествие, дядя Вова на белом Паджеро Спорт и еще один наш старый знакомый, Лешка "Практик", с которым вместе немало пройдено, и который вообще принципиально за любой кипиш, а к концу недели среди наших стройных экипажей появилась наша старая боевая подруга - Любовь Панина на её не менее боевом Спортедже. Отступать было некуда, поэтому утром в субботу выдвинулись в направлении любимых киКимрских лесов.

    > Дороги сквозь Тверские леса пустеют с удалением от больших населенных пунктов.


    Москва отпускала нехотя - утром в субботу Дмитровская трасса решила воспрепятствовать смельчакам особенно лютыми пробками на выезде из Москвы, но путем неимоверных усилий мы все таки вырвались на оперативный простор и, закупив необходимой провизии, отправились по маршруту в пампасы. Маршрут сначала совпадал со ставшей для нас уже хорошо знакомой дорогой от Кимр на Кашин, через Горицы. И хотя, когда мы покидали столицу, погода стояла не самая располагающая к путешествиям, но лишь стоило преодолеть границу Московской области, как метеорологическая обстановка стала налаживаться и весь оставшийся день для нас светило солнышко, ну а ночью мы вдоволь налюбовались морозным черно-серебрянным звездным небом.

    Первой, разминочной, точкой в нашем маршруте была церковь Воскресения Словущего в Малом Новоселье. Несколько раз мы проезжали мимо её кирпичного остова, утопающего в густеющем молодом лесу, а в этот раз впервые подъехали к ней. Размеры храма удивляют и заставляют задуматься - сразу видно, что раньше в деревне Малое Новоселье было много дворов и видимо она объединяла несколько менее крупных деревень. До наших дней от Малого Новоселья остался только храм и, вероятно, бывший деревенский пруд, который облюбовали бобры. Дата постройки храма - 1828 год, построен из кирпича. Внутри убранство не сохранилось, сквозь пол пробиваются молодые деревца, но можно увидеть, что стены церкви стоят на камне, сложенном в несколько слоев.

    > Ветвистое дерево, словно строгий охранник взирает на путников.


    > Церковь Воскресения Словущего в Малом Новоселье.


    > Центральная часть храма.


    > Колокольня, с которой когда-то разносился перезвон по округе.


    > Внутреннее убранство храма не сохранилось.


    > Кирпичи в перекрытиях держатся на честном слове. Ходить под сводами церкви крайне опасно, тем более что выше еще остались деревянные конструкции перекрытий колокольни.


    > В каждой трещине кладки пробивается жизнь.


    Немного побродили в окрестностях храма, размяв ноги после долгой поездки и отправились дальше, как говорится - к новым горизонтам. А дорога между тем забралась на возвышенность и в боковые окна открылся прекрасный вид на окружавшие нас поля и леса. Но ведь долго ездить по асфальту неинтересно, поэтому сворачиваем на уходящий в поля грейдер и до завтрашнего дня забываем про асфальт, как класс. Впереди нас ждет несколько десятков километров дорог, бегущих сквозь лесную чащу и бескрайние поля. В одной из деревушек дорога раздваивается - грейдер продолжает свой бег вокруг деревень и появляется полевая дорожка, которая идет по берегу реки Медведицы. Естественно, сворачиваем на полевую - чего мы не видели на грейдерах, тем более что выводят они к одной и той-же точке.

    > Когда-то сюда бегала детвора рыбачить с удочками вырезанными из орешника, с привязанным к ним на бечеву крючком из согнутого гвоздика.


    > Бобры, единственные жители здешних мест, наводят свои порядки, строя плотины и завалы.


    Вот в таких дорожках наверное и скрывается суть русской души - немного корявая, но добродушная, живущая своим умом, не идущая сложными прямыми отрезками, а вьющаяся среди возвышенностей и низин, то скрывающаяся в лесной тени, то сияющая на солнце в поле. Ну а мы, переваливаясь по ухабам, преодолевая все изгибы дороги ползли вдоль реки, любуясь осенними красотами Тверской земли. По пути нам попался небольшой распадок, в котором тек какой-то безымянный ручеек. И вроде не представлял он каких-то особых сложностей, но лебедку размотать пришлось. В остальном, кроме этого досадного недоразумения, дорога к следующей путевой точке каких-либо проблем не доставила.

    > Река Медведица. Наши пути частенько пересекаются.


    > Как пелось в песне - Новый поворот. Что он нам несет?


    > Впереди ждет самое интересное.


    > Осенние берега в вечернем солнечном свете приобретают какое-то совершенно уникальное золотое свечение.


    > Вроде простое место, но все таки трос размотали. Помешали свесы и тяга к прекрасному.


    > Дальнейшая дорожка. Несколько кривовата, но уверенно бежит вперед.


    > Немного испачкались - к утру следующего дня эти крапинки исчезнут под "бездорожным загаром".


    А ехали мы к церкви Троицы Живоначальной в Андреевском. В лучших традициях ГеоДжипФестиваля "Полная ЧУхлома" из леса вдруг неожиданно выплывает громадина церкви, вновь поражая своими размерами и почти полным отсутствием жизни на многие километры. Построена в 1798 году из кирпича, вероятно при помощи Римских-Корсаковых. Перед храмом мы обнаружили надгробный камень, поставленный Анне Павловне Летюхиной в далеком 1876 году, которая жила в Москве, но свой последний приют нашла в Тверской земле.

    > Церковь Троицы Живоначальной в Андреевском.


    > Крыша храма в больше мере состоит из корней деревьев и в меньшей - из кирпича.


    > Кресты на церкви выглядят как новые - как будто кто-то специально их подновлял.


    > Внутри все очень и очень грустно.


    > Потолок либо обвалился, либо уже состоит из корней.


    > Издалека бросив быстрый взгляд с первого раза не поняли, что это за глыба стоит под елью.


    > Надгробный камень Летюхиной А.П.


    > Но дорога ждет, поэтому - в путь.


    Дорогу к следующим точкам нам перегородила небольшая, но живописная речка Дрезна. Еще на этапе планирования я знал о том, что такое препятствие будет, но глубина и возможность преодоления вызывали вопросы. На видео команды "Внедорог", которые уже как-то проходили по схожему маршруту и форсировали Дрезну именно в этом месте, хорошо было видно по какой траектории следует проходить эту речушку. Поэтому облачившись в высокие сапоги я отправился на промеры, результатом чего были три вешки, показывающие повороты в траектории движения. Пока я ходил-бродил с умным видом, народ подспустился, привязал на всякий случай стропы и приготовился к переправе. Сам процесс переправы оказался скоротечным и не страшным, хотя в одном месте, когда капот слегка нырял в пучину, внутри что-то явственно сжималось. Но все перемахнули через брод и сообща решили устроить небольшой привал для перекусить, попить чая, кофе и восстановить силы.

    > Спортик по предводительством дяди Вовы штурмует брод.


    > Тут мы все немного опасались за глубину, но Спортейдж не подвел.


    С места дневного перекуса мы заприметили на высоком речном берегу какое-то неясное высокое здание, напоминавшее колокольню. Этим сооружением оказалась церковь Николая Чудотворца в Старых Сетках, стоящая тут с 1842 года. Церковь построена из дерева, но изначально находилась в селе Тереботунь, находящимся северо-восточнее в 20км, откуда была перевезена в 1842 году, а на своей изначальном месте была построена не позже второй половины XVIII века. но с 1865 года церковь своего прихода не имела и была приписана к соседнему Андреевскому. В настоящее время церковь полностью заброшена и находится в аварийном состоянии, что видно даже издалека.

    > Прокатились немного вдоль берега реки Медведицы, сделали небольшой привал на высоком берегу и отправились дальше.


    > Останки деревянной церкви в Старых Сетках.


    Дальнейший маршрут уводил нас к деревушке с загадочным названием Сухолом, где у нас было несколько вариантов продолжения маршрута. Мы могли поехать севернее, форсировать реку Дрезна и выйти на грейдер около селения Крутец, попутно переправившись еще раз на другой берег Дрезны, а могли от Сухолома направится к деревне Клюкино или Терботунь. Для лучшего понимания открывающихся нам перспектив, стоит отметить, что в картах, возле каждого из названий деревень, стояла весьма недвусмысленная приписка - (нежил.). После Сухолома нам повстречался местный лесной дедушка, бодро ехавший на Нивке и везший на багажнике какие-то бревна и доски, оторванные, видимо, от одного из заброшенных домов в опустевших деревнях. Естественно впереди, по словам дедушки, дороги не предвиделось - пару недель назад, каким-то трактором отсюда эвакуировали какой-то подготовленный внедорожник, да и лесовозы все там размесили, вот даже дедуля еле вырвался, поэтому вперед нам ехать ну никак не надо. Не помню еще ни одного такого случая, чтобы после каждой подобной истории от встреченного лесного человека, мы не находили дорогу, по которой доезжали до искомой точки.

    > Наткнулись на еще один бродик - за ним было неинтересно и смеркалось, поэтому поехали по другой дороге.


    Но в одном был прав дедушка - после нужного поворота от Сухолома, для нас начался вполне себе сыролом. Стали чаще попадаться места в которых дорога оказывалась рассечена колеёй лесовозов, а посадка на ее межколейник однозначно заканчивалась лебежением, грунт стал больше наполнен водой, в несколькких местах дорога протискивается между болотинами. В общем начиналась вполне бодрая езда, но постепенно солнышко село, и серое неверное марево сумерек сменилось ночной темнотой. Уже в ночи мы подъехали к подвесному мосту через Дрезну. Когда-то в этом месте была мельница, но со временем её не стало, но оставались какие-то время деревни. Потом не стало и деревень, а остался только подвесной мост, по которому иногда ходят грибники да охотники. Для нас поляна возле моста стала точкой принятия решения - продолжаем движение вперед в неизвестность и ночь или, пока не забурились глубоко и далеко, "вертаем оглобли" в обратную сторону.

    Описывать все хитросплетения нашего передвижения вперед по лесной дороге особого смысла нет - в начале это было весело, но со временем стало довольно тяжелым и изматывающим. Дорога раскискла еще больше, в нескольких местах её разделяли несколько глубоких ям со следами бывшей тут когда-то борьбы за жизнь, стали появляться первые завалы леса. Где-то в середине лесной дороги c трудом удалось поменять местами в колонне Спортаж и Паджерика Практика. Местами приходилось ехать на лебедках, в паре мест пришлось вынуть лопаты - в ночи топкие места стали менее заметными в общем блеске сырой дороги в свете фар. Хотя народ и бодрился, стараясь не показывать усталость, но тяжелая дорога давала знать о себе все чаще, появились обидные ошибки, иногда не верилось, что когда-нибудь мы доедем до конца, но заветная точка с каждым приложенным усилием становилась все ближе и ближе. Ближе к полуночи народ отчетливо стали покидать силы. Финальным аккордом, подкосившим группу, вероятно стала длинная топкая лужа протяженностью метров 30, которую мы прошли наполовину, а оставшуюся часть ехали на лебедке. Собственно пугала даже не сама лужа, а её дно - машине ничего не мешает ехать снизу, но колеса не могут зацепится и даже на отпущенной педали тормоза просто вращаются на месте. Вырвавшись на твердое стали думать о нашем положении и постановили - будем вставать ночевать на ближайшей поляне, которая была вот буквально тут рядом. Потоптавшись на поляне обратили внимание, что к ней ведет еще одна дорога - с замирающим сердцем прошли по ней, перепрыгнув через несколько поваленных деревьев и вышли к стоящими перед засадной лужой машинами ребят. Распилив и растащив завалы, ребята начали продвигаться вперед - эта маленькая удача ощутимо взбодрила нас и мы с новыми силами начали продвигаться вперед, тем более что по карте до выхода из леса оставалась какая-то сотня-другая метров.

    > С наступлением ночи началась самая веселая часть дороги.


    > Грунты оказались коварными и пришлось частенько разматывать лебедки.


    > В условиях ночи внимательно рассмотреть дорогу впереди бывало сложновато - приходилось топтать вперед ножками.


    > Где-то в середине ночи, когда готовились к очередной распиловке в голову участникам нашего "автопробега" приходили вопросы, связанные с законодательной частью использования наших автомобилей - вероятно места навивало соответствующие мысли.


    На ночевую решили вставать в любом, более или менее ровном месте, желательно недалеко от леса, чтобы были дрова и чтобы утром, если будет солнце, можно было поспать в теньке. Нам как раз попалась ровная поляна, окаймленная невысокими деревцами и группами каких-то жестких кустарников, поэтому решили её осмотреть. Вырвавшись из леса все отчетливо выдохнули, но общая усталость конечно никуда не делать, поэтому от нашего экипажа, который был головным, требовалось как можно быстрее найти подходящую полянку и дать всем отдохнуть и перевести дух, так как лесная дорога далась нам непросто. Далее был вкусный ужин с заслуженными 100 граммами расслабляющей живительной влаги, с беседами, впечатлениями, песнями и байками у костра, и крепкий сон. И хотя утро пришло неожиданно, встретив нас хмурым серым небом, но сон на свежем воздухе после сложного ходового вечера освежил нас, придав новых сил и зарядив порцией здорового оптимизма.

    > Утро.


    На этот день у нас в планах был выход к асфальтовой дороге, небольшая срезка по песчанно-гравийным дорогам выводящая нас к дороге домой. Собрав лагерь, мы отправились в путь. Первые несколько километров вели нас по бесконечному полю, там где по всей видимости раньше были деревни, а сейчас осталась только дорога от лесовозов, перерытая кабанами, да изредка разветвляющаяся перед небольшими болотинками. Неожиданно справа от нас проплыли руины сгоревшего дома, потом слева такое-же пепелище - мы выбрались в то место, где когда-то была деревня Крюкино. В центре бывшей деревни появилась накатанная дорога - жизнь тут остановилась относительно недавно, поэтому дорога еще окончательно не заросла.

    > Утро встретило нас тут.


    > Общий вид с нашей поляны - кругом раньше было много деревень. Под них упорно выбивалось место у леса, но место человека стало свободным и лес снова стал возвращать свои позиции.


    Дальше мы, практически без остановок, добрались до деревни Славково, в которой нас ждал храм Спаса Всемилостивого постройки 1794 года. Храм был построен, как гласит легенда, с благословения Екатерины II, которая проезжала через деревню по дороге на источники возле озера Скорбеж в имении графа Олсуфьева, находящемся севернее. Когда мы остановились и начали выгружаться из машин, чтобы посмотреть храм, ниже по улице скрипнула калитка и, вышедший из неё мужчина, направился к нам. Подошедший оказался местным библиотекарем (к моему стыду его имя или фамилию я забыл спросить) и, по совместительству, собирателем истории деревни, а еще и смотрителем краеведческого музея. Сказать, что мы удивились - ничего не сказать. В деревушке, находящейся в стороне от больших путей, оказался красивейший храм и целый музей, полный совершенно удивительных экспонатов, рассказывающих о жизни Славково и Славковской волости Кашинского уезда Тверской губернии, а еще для нас провели экскурсию по музею, к слову сказать, совершенно бесплатно. Из любопытного, стоит отметить, что в старые времена часть деревни относилась к Славковской волости, а часть к Ивановской волости Бежецкого уезда. В музее нас ждало немало диковин, которые были вполне обыденны для местных и удивительны для нас - мы смогли увидить кубышку (та, что упоминается в присказке), подержали в руках подлинные грамоты 18 века, настоящую гербовую бумагу, почувствовали какое тонкое льняное сукно выделывали местные умельцы. Описать все увиденное у меня все равно не получится, поэтому вполне смело могу порекомендовать посетить Славково самостоятельно и увидеть все это своими глазами и послушать рассказ смотрителя.

> По дороге, в деревне Терботунь встретили одиноко стоящий дом на котором сохранились совершенно потрясающие наличники.


> Вырезанные с какой-то особой любовью и старантем, кроме своей красоты, которая радовала глаз, они еще и отсекают путь злым духам в дом через окно.


> На соседнем, правда уже заброшенном, доме, также сохранились красивые резные наличники.


    > Церковь Спаса Всемилостивого в Славково.


    > Рисунки детей. Изображена деревенская церковь, а рисунки сделаны в середине 20 века и раньше.


    > Крест с храма. Обратите внимание на корону. Корона на вершине надглавного креста встречается не очень часто. Архимандрит Макарий в своем труде «О форме крестов на главах храмов и колоколен» писал: «...на некоторых храмах поверх крестов имеются короны. Но короны эти, как думают, приделаны только к тем храмам, которые находились в особенных отношениях к коронованным лицам». Корона помещалась на вершину надглавного креста в знак того, что эта церковь либо воздвигнута по царскому указу, либо на пожертвования из царской казны.


    > Настоящая гербовая бумага. И уникальная возможность подержать музейный экспонат в руках.


    > Еще один документ на гербовой бумаге. Был найден на чердаке деревенского дома буквально этим летом. Часто люди живут на вот таких вот ценностях.


    > Различные вариации утюгов, которые использовались в деревенском быту.


    > Различные скобяные изделия весьма пугающего вида и весьма прозаического назначения.


    > Нам показывают как работает деревянный миксер, которые использовался в деревенском быту.


    > Скляночки, колбочки, бутылочки - от обилия размеров и форм разбегаются глаза.


    > Коньки. Именно на них осваивали наши предки катание по замерзшей глади озер и рек.


    Ну а мы направились дальше, с таким расчетом, чтобы напоследок еще немного попачкать машины и неезженной дорожкой, по которой мы катались как-то весной, выбраться на асфальт дороги, которой приехали сюда. Таким образом и завершился наш небольшой, но очень увлекательный маршрут выходного дня, благодаря которому мы смогли увидеть много нового и неожиданного, вдоволь накататься по полям и лугам, наколбасится в пампасах, узнать кое что нового о людях, живущих вдали от больших городов, но любящих и ценящих свою землю и свою Родину.

    > Впереди небольшой участочек бездорожья, который мы оставили на сладкое.


    > Край берез.


    > Мы тут уже катались как-то весной. Только деревья становятся чуть выше, дома чуть больше перекашиваются.


    > Финальный штрих. Для нас, жителей бетонных джунглей это развлечение, а для местных жителей, преодоление этих двух километров направления, именующегося дорогой, напрямую влияет на жизнь.


    > Паджерик дяди Вовы за эти два дня вкусил русских дорог в избытке.


    > Небольшой перекус прямо в поле, накачка колес и дорога домой.


    Спасибо за внимание!

Прадо "Малиныч" на Драйве2

    Составлено при помощи информации:
    - портал Храмы России;
    - Тверские своды;
    - Туристическая Тверь;
    - статьи Архитектурная символика храмов портала Подворья Введенской Оптиной пустыни Храма Христа в Ясенево.

    Использованы фотографии Владимира "дяди Вовы" Бархатнова, Любы "Лю" Паниной, ну и чуть-чуть моих ;)
Tags: интересности, покапушка, тверская область, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments